ЛОГОПСИХОТЕРАПИЯ: СЦЕНА И ТВОРЧЕСТВО

В статье рассматривается проблема восстановления нарушенного речевого общения при заикании средствами системы семейной групповой логопсихотерапии; описываются технологии сценического мастерства в работе с заикающимися детьми, подростками и взрослыми; анализируются творческая активность и саногенные состояния участников групп при создании ролевых образов.

Сегодня нас награждали. На большой сцене, в настоящем дворце с хрустальной огромной люстрой и тяжелым бархатным занавесом. С замиранием в груди дети и их родители ждали заветных слов: «На сцену приглашается дипломант литературного конкурса чтецов....».

Удивительно трогательные и честные слова: «Я еще хочу!!»

Что было ранее? Конкурс на этой же сцене, чтение и обыгрывание тонких стихов Маши Рупасовой, настоящий микрофон, темный зал, заполненный зрителями, и яркий свет прожектора, аплодисменты, крики «Браво»! И как радостно, что только начинается формирование желания взлететь на сцену и еще не нужно преодолевать патологическую тревожность и робость.

Что было до этого? Подбор ролей в стихах, создание театрального образа на малой сцене, в нашем Центре развития и коррекции речи. Гром в зеленых сапогах звонко хлопал в ладоши: «Бах-ба-бах!».. Ворона вела разговор с дятлом: «Что готовите, ворона? Я готовлю макароны! Чтобы свить из них потом замечательный гнездоМ!..»» И «старенькие бабушки жарили оладушки: сахар, масло и мука получались... облака...».

С чего все начиналось? С первой консультации с семьей заикающегося ребенка. С невозможности сказать слово, сильных судорог, страха говорения, родительских слез. Диагнозы: «Заикание, логоневроз, СДВГ, астено-невротический синдром, синдром навязчивых движений». И если ждать «попутного ветра», или что «само пройдет, перерастет», мы будем иметь дело с тяжелым заболеванием органического генеза, на которое, как на снежный ком, будут наслаиваться беды затрудненного общения.

Вместе с детьми и родителями мы проходим непростой путь становления Личности и Речи Актера. Независимо от возраста. Будь это малыш 3 лет или уже сформировавшийся зрелый человек. Формирование саногенных (оздоравливающих) состояний в значимый момент речевого общения – на сцене – является одной из задач системы логопсихотерапии, в рамках которой мы работаем под руководством доктора психологических наук Н.Л. Карповой (Психологический институт РАО) почти двадцать лет [1]

Наш многолетний опыт работы (Центр развития и коррекции речи Янченко, г.Таганрог, 1999-2019гг) с заикающимися разного возраста (детьми, подростками, взрослыми) в рамках системы семейной групповой логопсихотерапии основан на особом видении ведущих механизмов в преодоления названного речевого дефекта [5]. Данная система выстроена Карповой Н.Л. на основе комплексной методики социореабилитации для заикающихся подростков и взрослых Некрасовой Ю.Б. Методологической основой системы семейной логопсихотерапии является теория Б.Г. Ананьева – В.Н. Мясищева – А.А. Бодалева о трехкомпонентной структуре общения – единстве отражения (познания людьми друг друга), отношения (эмоционального отклика друг на друга) и обращения (поступков, поведения при контактах друг с другом).

Ключевыми условиям авторы системы называют творчество самого пациента и сотворчество всех участников группы: пациента и логопсихотерапевта, пациента и членов его семьи, пациента и выпускников предыдущих лет. Согласно концепции Адлера, в каждом человеке живет его творческое Я, позволяющее ему активно формировать свою личность. С точки зрения гуманистической психологии (К.Роджерс, А.Маслоу), коррекционные возможности художественного творчества связаны с предоставлением личности практически неограниченных возможностей для самовыражения, самореализации в продуктах творчества, утверждения и познания своего себя [4].

Особое место в системе семейной логопсихотерапии занимает театральное творчество. Мы знаем прекрасные примеры актерской карьеры людей, которые заикались в детстве. Речевые проблемы у английскаой актрисы Эмили Блант («Дьявол носит Prada», «Человек-волк») начались в десятилетнем возрасте. Через два года Эмили вообще перестала разговаривать. Школьный преподаватель посоветовал родителям любительский театр, в котором Эмили предложили сыграть роль жительницу Северной Англии. Как известно, жители этих краев обладают довольно сильным специфическим говором. Когда девочка «примерила на себя» этот говор, заикание отступило. Репетиции спектакля, где Эмили вживалась в роль другого человека, стали той самой методикой, которая помогла преодолеть недуг. И полный зал зрителей закрепил лечебный и творческий успех будущей актрисы.

Похожие «чудесные» истории можно рассказать о Джулии Робертс, Брюсе Уиллисе, Энтони Хопкинсе, Николь Кидман... Группа заикающихся американцев даже нашла способ помочь себе, создав театр в Нью-Йорке, в Америке. Каковы волшебные механизмы это феномена?

В театральное искусство изначально заложен психотерапевтический элемент, инициируемый творчеством, креативностью и свободой самовыражения. Задолго до возникновения психологической науки было замечено, что театральное действие обладает способностью захватывать человеческие души, изменять психическую реальность. Театр как терапия проверен почти трехтысячелетней практикой, с того времени, когда на склонах Афинского Акрополя возник театр Диониса. Уже тогда театральное искусство было поставлено на службу психическому здоровью человека, актер был возведен на одну из самых высоких ступеней социальной лестницы, и даже его труд оплачивался не ниже, чем служба военачальника: духовное здоровье нации было не менее важно, чем безопасность границ. Театр представал институтом психологической практики, охватывая огромнейшую аудиторию.

В системе семейной логопсихотерапии исполнение ролей предусмотрено на всех ее этапах. Ситуация реконструкции личности (по В.Н. Мясищеву) начинается в самой сложной для заикающегося человека ситуации – на сцене, во время сеанса эмоционально-стрессовой психотерапии. Однако привычный опыт речевых неудач в подобной ситуации сменяется на аплодисменты и состояние речевого успеха: «Я говорю! Я слышу аплодисменты! Мне нравится!» Воссоздание положительной роли способствует выработке новой доминанты, затормаживающей прежние невротические формы поведения и установки.

В дальнейшем, на этапе активной логопсихотерапии, новые доминанты успешности на сцене пролонгируются и закрепляются. «Заговори, чтобы я тебя увидел», – эти слова Сократа как нельзя более подходят для всех участников группы. Уметь просто и красиво говорить – эта целая речевая наука, у которой есть свои законы и упражнения. Ее можно разложить по полочкам, совсем как в музыке. Мы обращаемся к тексту К.C.Станиславского «Актер должен уметь говорить», в котором сравниваются основы музыкального и голосового искусства: «Речь, стих – та же музыка, то же пение. Голос должен петь и в разговоре, и в стихе... я мог бы, как скрипачи и виолончелисты, обрабатывать звук, то есть делать звук гуще, глубже, прозрачнее, тоньше, выше, ниже, легато, стаккато, пиано, форте, глиссандо, портаменто и пр. Я мог бы разу прерывать звук, выдерживать ритмическую паузу, делать всевозможные изгибы голоса» [3].

Технологии формирования темпо-ритмической стороны речи при коррекции заикания напоминают курс актерского мастерства в театральном ВУЗе: дыхательная зарядка А.Н.Стрельниковой, голосовые упражнения Полины Виардо, подача голоса в «маску», опора голоса на диафрагму, отработка позиции зевка и вокальной улыбки при формировании рациональной голосоподачи и голосоведения, распевки.

Обращаемся мы и к техникам, применяемых в тренингах радиодикторов. Каждый собеседник в группе «видит» другого – через слово, голос, интонацию. Участники групп разного возраста с удовольствием постигают науку подать свой голос, изменить темп, держать публику интонацией. В таком плане проходят занятия с разными ритмами, в том числе с гекзаметром, стихотворным размером античной эпической поэзии. В таком ритме написано стихотворение А.В.Прянишникова «Правила чтения»: «Твердо запомни, что, прежде чем голос начать в упражненье...». Необычной трактовке этого шестимерного дактиля мы учимся у известного радиодиктора Сергея Вострецова, Интонационная выразительность достигается за счет восходящее-нисходящей мелодики речи, исключающей равномерные интонационные обороты через равные промежутки времени.

Как правило, анализ эмоциональной окрашенности сопрягается с психологическими наблюдениями над текстом. В этом контексте предлагаемые в наших группах высокохудожественные произведения являются эффективной творческой практикой. Так, в стихотворении Р.Рождественского «Упражнение по фонетике» мы рассматриваем разницу в звучании открытых гласных, тихих глухих согласных и метафорически связываем ее с психологическими портретами людей. Есть традиция читать это произведение в большой аудитории Психологического института, имеющей прекрасную акустику и торжественность особой сцены. Через стихотворный текст мы поддерживаем новый жизненный лозунг новой звучащей личности: «Мы – гласные! Мы – правда!»

Логопсихотерапевтические занятия предусматривают процесс коллективного сотворчества, в ходе которого происходит актуализация смыслов культуры и соотнесения себя. В этом плане интересен пример работы над стихотворением Е.Евтушенко «Третий снег». Мы задаем в начале беседы вроде бы простой вопрос: «Какая строчка понравилась?» Затем – диалог в круге, передач ролевых характеров, сценические этюды. Снег первый – «пластинчатый и хрупкий, и сам собою был смущен», второй – в «решительности упрямой хотел добиться торжества», третий – настоящий, «глубокий, чистый...уверенно-густой». О чем этот текст? О ком?..

Традиционно в рамках проведения психотерапевтических бесед мы затрагиваем две важные темы: «Вхождение в роль», «Публичное выступление».

К теме исполнения новой роли после выхода из заикания автор метода Ю.Б.Некрасова обращалась неоднократно. Выпускники ее групп передают ее напутственные слова: «Если будешь ходить прямо, гордо, то и поникшая душа выпрямится; нужно привыкнуть к новой речи, к новому жизненному статусу; нужно выбрать новую песню; «песни слагают певцов по своему образцу, и маска прилипнет к лицу» [2]. В рамках ролевого подхода личность мы рассматриваем как совокупность (динамичное сочетание) привычных личностных и социальных ролей, а формирование личности, достижение ею социальной зрелости представляем как освоение ею определенных ролей. Важно обозначить разницу между ролью и маской, проанализировать этапы освоения новой роли (выбор, перспективно или не мое, освоение и освоение привычки).

Тему публичного выступления, как правило, логопсихотерапевт проводит в соавторстве с успешным выпускником предыдущих групп. Данная беседа предусматривает разбор как речевых (правила построения текста, стили речи, голосовая подготовка), так и психологических (установки и состояния ведущего, приемы управления аудиторией) стратегий, способствующих успешному выступлению на сцене. Активное проживание различных моделей публичного выступления на сцене система логопсихотерапии предусматривает всегда.

Занятия активного этапа оканчиваются еженедельными «экзаменами», своеобразными мини-спектаклями, в которых участвуют и пациенты, и их родители и родственники. Сознательно создается ситуация эмоционального стресса с целью формирования адекватного отношения к нему. Делая акцент на речевых победах и достижениях, мы учим в то же время с достоинством воспринимать и неудачи, давать себе право на ошибку: «Неудачное выступление дает мне больше, чем удачное; я знаю, куда расти» (Андрей Б., 21 год). Мы играем спектакли по мотивам пьес Б.Шоу, рассказов А.П.Чехова, Экзюпери, обращаемся к классике детской литературы.

Неоднократно мы возвращаемся к системе К.С.Станиславского, обращаемся к понятиям «подтекста», «настроения», «внутреннего действия». По Станиславскому, в наших театральных коллективах нет исполнителей главных и второстепенных ролей. Так, в постановке сказки А.С.Пушкина «Золотая рыбка» выплывает шесть меняющихся золотых рыбок и оживает шесть различных неводов в соответствии с количеством эпизодов. Играем перед большими и маленькими зрителями.

Доброй традицией стало многолетнее сотрудничество с молодежными театрами нашего города. Интересен тот факт, что наши выпускники в дальнейшем пробуют свои силы на театральных сценах этих театров. Радостно читать письма: «Поздравьте меня! У меня сегодня был первый спектакль. Режиссер и зрители остались довольны! При сильном желании и трудолюбии возможно все!» (Антон К., 28 лет).

Бывшие пациенты становятся главными помощниками в проведении занятий, мастер-классов преподавателя. Выпускники групп выходят на сцену в образе психотерапевта и помогает «снимать» заикание. Они пишут нам такие стихи:

Стоя на авансцене, я смотрела в зал

Со слегка приподнятою головою.

Я говорила взглядом:

«Я получила то, чего мне не хватало:

И речи мастерство, и гордость, и уверенность в себе!

(Юлия Г., 14 лет).

Театр лечит актера, театр лечит и публику. Проигрывая ситуацию на сцене, человек находит новые пути поведения, которые помогают действовать легче и эффективнее.

Автор: И.В.Янченко, учитель-логопед, руководитель Центра развития и коррекции речи Янченко, канд.психол.н., доцент ТИ им.А.П.Чехова (филиал ФГБОУ РИНХ), г. Таганрог.

Литература

  1. Карпова Н.Л. Основы личностно-направленной логопсихотерапии. 2-е изд-е. – М., 2003.

  2. Некрасова Ю.Б. Лечение творчеством / Под ред. Н.Л.Карповой. – М., 2006.

  3. Станиславский К.С. Работа актера над собой. АСТ, 2017.

  4. Щербакова В. В. Помощь Мельпомены или театр как терапия // Молодой ученый. — 2014. — №3. — С. 816-818. — URL https://moluch.ru/archive/62/9351/ (дата обращения: 06.12.2019).

  5. Янченко И.В. Формирование навыков публичного выступления у заикающихся подростков/ Вестник Таганрогского государственного педагогического институту. Гуманитарные науки. – Таганрог: изд. Таганрог. гос. Пед. ин-та, 2011г. №2, С. 124-128.


Избранные посты
Посты скоро появятся
Следите за обновлениями
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Тегов пока нет.
Мы в соцсетях
  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Social Icon
  • Twitter Social Icon